Главная > Уроки столетия > РУССКИЕ ДНИ В СЕРБИИ

РУССКИЕ ДНИ В СЕРБИИ

РУССКИЕ ДНИ В СЕРБИИ

Дорогие читатели портала «Азов-Предтеча»!

Администрация портала в сотрудничестве с ростовским отделением общества «Двуглавый орел» начинает публикацию материалов, посвященных проведению «Русских дней в Сербии. Воеводина 2017» (

12-15 мая 2017 г., Белград, СремскиКарловци, Хопово, Кикинда).

Мы не хотели, чтобы информация о поездке была сухим отчетом о произошедших официальных событиях.

На братской сербской земле похоронены наши соотечественники, участники Белого Движения.

Стараниями общества «Двуглавый орел» в центре Сремски Карловцы, рядом с памятником барону Врангелю на стенде расположено большое групповое фото воинства, всех тех, кто ушел вслед за Петром Николаевичем.

Фотограф поймал удивительное, выразившееся на лицах большинства участников выражение одновременно надежды и любопытства.

Они, как бы взыскуя, спрашивают, что же вы сделали здесь, в своем времени. Поэтому мы постараемся перемежать информацию о поездке с более подробными замечаниями о лидерах Белого Движения, представителях русского воинства, священнослужителях, нашедших приют в Воеводине, а также о встречах с простыми жителями Сербии современной, встречавших нас, певших с нами и и провожавших с надеждой на новую встречу.

Делегацию возглавил Председатель комитета Государственной Думы РФ по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи М.В.Дегтярев.

«Русские дни в Сербии» были организованы руководителем общества исторического просвещения «Двуглавый орел» генералом Л.П. Решетниковым.

В программе «Русских дней» принял участие епископ Среднеуральский, викарий Екатеринбургской епархии владыка Евгений.

В состав делегации входили представители русского воинства (ассоциация «Воин»), казачества, творческой интеллигенции, научных и экспертных кругов общества «Двуглавый орел».

Сразу после прибытия в Белград представители делегации посетили  монастырьХоповонеподалеку от сербской столицы, где была отслужена лития на могиле монахини Екатерины (Ефимовской). Монахиня Екатерина приехала сюда по приглашению Патриарха Сербского Димитрия из Бессарабии в 1920 г.

С нею приехала монахиня Нина (Косаковская). Их миссией на сербской земле стало возрождение женского монашества, традиции которого были утрачены за время турецкого владычества.

Главным покровителем монастыря с сербской стороны был король Александр I, злодейски убитый в результате международного заговора в 1934 г.

Король Александр был покровителем русской эмиграции. В Сербии обосновался штаб Русского Обще-Воинского Союза во главе с генералом Врангелем, центр Русской Зарубежной Церкви, возглавляемой митрополитом Антонием (Храповицким). Король Александр I, прекрасно говоривший по-русски, ввел русских беженцев на равных правах в жизнь своей страны.

Русские офицеры сохранили свои звания, продолжали носить военную форму и охотно принимались на государственную службу; сохранялись даже некоторые боевые части Белой армии, служившие теперь на охране границ.

На государственном содержании были три русских кадетских корпуса (позже объединившиеся в один) и другие учебные заведения, которым были предоставлены права соответствующих сербских школ. Русским студентам выдавались стипендии.

Культурную и научную жизнь без русских было трудно себе представить: «...увидев в Югославии группу землемеров, вы могли без ошибки сразу заговорить по-русски, картографический институт в Белграде состоял почти сплошь из бывших русских штабных офицеров. Повсюду вы встречали русских железнодорожников, врачей, преподавателей», - отмечали современники.

В начале 1930-х годов в Белграде стали строить Русский Дом – символический очаг русской науки и культуры. Средства на него жертвовали сам король, члены Королевского дома, Сербский Патриарх Варнава (он был воспитанником С.-Петербургской Духовной Академии и также покровительствовал русским эмигрантам).

Монахини Екатерина и Нина смогли сделать монастырь центром духовной и культурной жизни русской эмиграции. В Хопово сестры сохранили традицию призрения и православного воспитания сирот, введённую в самые первые дни существования обители в 1884 году. ВХоповском приюте жили русские дети, потерявшие родителей или брошенные на произвол судьбы. За двадцать  лет существования в приюте было воспитано более 500 детей.

Затем делегация переехала в Сремски Карловци, где в 2007 г. был установлен памятник барону Петру Николаевичу Врангелю (скульптор В.Н. Аземша), проведшему детство и юность в Ростове-на-Дону (особняк Врангелей находится по адресу Ростов-на-Дону, пер. Газетный, 8).

Генерал Врангель умер 25 апреля 1928 г. в Брюсселе, от молниеносно развившегося туберкулеза. По одной из версий барон был заражен туберкулезом посредством туберкулина (смесь фильтратов культур микобактерий туберкулёза человеческого и бычьего видов, осаждённых трихлоруксусной кислотой), который вызвал у барона инфекционную болезнь легких.

Одно из первых покушений на барона состоялось сразу после его эмиграции. Яхта, на которой он жил в Константинополе, была потоплена как бы случайно. Погибли три члена команды. Членов семьи Врангеля, жены, матери, 4 детей, на корабле не было.

В рамках другого покушения убийцы были замаскированы под группу французских кинематографистов, которые должны были записать интервью с бароном. Следует отметить, что такой изощренный способ убийства был связан с успешной контрразведывательной деятельностью барона против действий спецслужб СССР. В частности, ему удалось разгадать содержание секретной операции по созданию специальной, якобы подпольной организации. Суть ее деятельности сводилась к убеждению лидеров эмиграции в росте недовольных политикой большевиков в России и привлечении к себе внимания планами организации мятежа. Для этого требовалось сорганизовать активных сторонников среди эмигрантов за границей и организовать выступления на территории СССР, ради чего и требовался выезд лидеров из числа белого движения в Россию.

Так удалось выманить в СССР известного бомбиста, обладавшего колоссальным опытом конспирации, эсера Б. Савинкова. Генерал Врангель посылает на Родину депутата Думы В.В. Шульгина с целью выяснения истинных основ деятельности организации (при этом сам В.В. Шульгин занят поисками сына). В ходе проверок, которые осуществили тайные сторонники барона Врангеля в России, выяснилось, что все попутчики Шульгина являются кадровыми сотрудниками ГПУ. К ним же относились и многочисленные визитеры Шульгина из советского партийного руководства, критиковавшие политику власти и предлагавшие вернуть власть «старую». Возможно, необходимость прикрытия связи с этим делом и потребовала использования, по сути, бактериологического оружия.

По другой версии, барон в начале марта 1928 г. посещал шахты на севере Бельгии, на которых работали русские солдаты и унтер-офицеры. Он спускался под землю с шахтерами и мог там заразиться туберкулезом. Правда, вскрытие показало большое количество палочек на теле больного.

Именно водительству барона Крым был обязан новой политике, продолжавшей аграрную политику Государя Николая Второго по наделению крестьян землей. Стараниями барона Врангеля была организована беспрецедентная операция по эвакуации русских людей с Крымского полуострова. Генерал лично объезжал на броненосце точки сбора и эвакуации на побережье. Учитывая масштабы зверств, которые были учинены похороненной в Кремлевской стене Землячкой-Демоном (история должна знать убийц под своими настоящими именами - Розалия Самуиловна Залкинд), барон Врангель спас 145 тысяч 693 человека, именно столько было эвакуировано из Крыма на 132 судах.

Согласно завещанию барона, его останки были перевезены в Сербию и захоронены в церкви св. Троицы в Белграде. В 1999 г., когда наши американские «партнеры» бомбили Белград, бомбы были сброшены и на эту церковь. Пострадало и здание, и могила генерала.

Первым настоятелем церкви, в которой похоронен барон, был донской казак Петр Беловидов. В 2007-м кровным родственникам барона (93-летняя внучка Наталья Врангель-Базилевская и ее сын Петр Базилевский) поступило официальное предложение из России — вернуть прах Врангеля в Россию, перезахоронить в Донском монастыре Москвы. На что адвокат Базилевский ответил вежливым, но твердым отказом. Причина была в следующем: «Генерал Врангельпокоится в Белграде, а недалеко, на кладбище, лежат тысячи сослуживцев, чинов его армии, бесконечно ему преданных, которым и он отдавал последние свои силы. Это взаимное доверие главнокомандующего и его подчиненных не имеет пределов — оно не ограничено ни его смертью, ни давностью лет. Как в жизни, так и в смерти, он находится в строю вместе со своими офицерами, солдатами, казаками… Будь он жив, вряд ли бы он сам согласился бросить свою армию для чести ехать в Москву один, зная, что там до сих пор почетное место рядом с Кремлем занимают Ленин и Сталин».

Уезжая в Сербию, я остановился перед домом барона, собрал горсть земли и уже в Сремски Карловци по благословению владыки Евгения высыпал землю на место, где установлен стенд с групповым фото. 

 

Дмитрий Леусенко