Главная > Уроки столетия > МАТУШКА РОССИЯ, БАТЮШКА ДОН 100 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД

МАТУШКА РОССИЯ, БАТЮШКА ДОН 100 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД

МАТУШКА РОССИЯ, БАТЮШКА ДОН  100 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД

К 1917 году в России предельно обострились вызревавшие веками противоречия.

Население империи  к этому времени составляло приблизительно  150 миллионов человек.  Примечательно, что сейчас, после распада СССР, потери Украины, Прибалтики, Закавказья и Средней Азии, Российская Федерация  имеет примерно такое же количество населения; то есть  за 100 лет, невзирая на войны, «голодоморы», массовые репрессии и прочее, наше количество увеличилось вдвое.

К 1917 году 20% населения России проживало в городе, а 80% - в деревне.

Сейчас ситуация противоположная. Около 73% населения проживают в городе и около 27 % - в деревне. За 100 лет у нас прошла урбанизация, половина населения страны перебралась за это время из деревни в город. Это очень сложный и болезненный процесс, связанный с разрывом старых родственных и соседских связей, с ощущением дискомфорта и неприкаянности на новом месте. Не зря говорят: «Два раза переехать – все равно, что раз сгореть».

Противоречия к 1917 году наметились следующие:

В России - разный уровень жизни в городе и в деревне, бросающееся в глаза противоречие между городом и деревней. На открытках с видами старых городов, к примеру, старого  Ростова,  видно, что уровень жизни практически европейский – трамвай, водопровод, электричество, кинематограф. В сельской местности…Когда осенью 1941 года немцы заняли часть Калининской области, то первым делом построили во дворах деревянные туалеты… В донской глубинке ситуация была аналогичная.

Уместен невинный детский стишок начала ХХ века:

Птичка какает на ветке,

Баба ходит … в овин.

Разрешите Вас поздравить

С днем прекрасных именин.

В условиях войны царское правительство в городах начало концентрацию производства под эгидой государства для удобства управления, то есть форсировала усиление империалистических отношений (по Марксу); в 1916 году правительство ввело продразверстку (до большевиков) и тем самым пресекло сельское товарное производство, деревня была отброшена к натуральному хозяйству. Разрыв в развитии между городом и деревней стал непреодолим.

На Дону городское население составляло всего 8%, города здесь только превращались в промышленные центры, сельские поселения были более богатыми и более культурными, чем  в Центральной России. Разница в уровне жизни чувствовалась, но до степени антагонизма не доросла.

          В России существовали непреодолимые аграрные противоречия (касавшиеся 80% населения), стремительное развитие капитализма и проведение Столыпинской аграрной реформы поставили большинство крестьянских хозяйств на грань разорения. 60% крестьянских хозяйств (каждый второй житель России!) либо уже были разорены, либо стояли на грани (и не было СМИ, чтобы их утешить или отвлечь). Русский крестьянин традиционно вел экстенсивное хозяйство, и выход видел в увеличении количества земли, но половина российской земли либо была у помещиков, либо уже была заложена или продана помещиками банкам.

В условиях войны деревня осталась без многих рабочих рук, но зато была сформирована 9-миллионная крестьянская армия, вооруженная самым передовым по тем временам оружием, сведенная в батальоны, полки, дивизии по территориальному принципу, получившая вождей из числа особо отличившихся солдат (Буденный, Думенко, Блюхер, Тимошенко и др.). То есть, были созданы все условия для начала крестьянской войны.

На Дону среди казачества (46% населения) зажиточный слой был более многочислен и более равномерно распространен по территории казачьих областей. Казачье войско представляло собой единую земельную общину. Хотя земля распределялась между казаками неравномерно, в среднем (на Дону) их надел в 5 раз превышал надел местных коренных крестьян. До 60 % казаков были примерно равны в хозяйственном отношении, это были середняки, о которых Ленин говорил: «Там середняки похожи на кулаков». Беднота составляла 15-20%. Государство экономически поддерживало казаков, так как было заинтересовано в дешевой и квалифицированной военной силе. Помещичьей земли на Дону было мало. Коренные крестьяне (бывшие украиноязычные крепостные донских помещиков – 24% населения) и иногородние крестьяне (пришедшие на Дон после 1861 года и земли вообще не имевшие – 22% населения) поглядывали на казачьи земли, но казаки были готовы силой пресечь любую попытку передела земли.

       В России существовали противоречия между рабочими (8% населения вместе с семьями) и работодателями, между квалифицированным и неквалифицированным трудом. Квалифицированных специалистов было мало, платили им много, неквалифицированных было много, они постоянно прибывали из разоряющейся деревни, но платили им мало. Так, преподаватель младших классов, имеющий гимназическое образование, получал 40 рублей в месяц (цена коровы), а Григорий Мелехов и Аксинья Астахова, ушедшие к помещику, где стали младшим конюхом и кухаркой для батраков, получали 8 рублей на двоих.

В условиях войны разница в квалификации измерялась уже не деньгами. Квалифицированные получили бронь, а неквалифицированные пошли воевать и погибать. Рост цен сильно обгонял рост зарплаты.

На Дону рабочие имели опыт политической борьбы (стачка 1902 г., бои на Темернике в 1905 г.). Было велико число квалифицированных рабочих, отсюда сильные позиции меньшевиков. В Таганроге начал работу филиал Балтийского завода.

         В России существовали мощные межнациональные противоречия, здесь в рамках одной страны жили представители четырех суперэтносов (цивилизаций): евразийского – восточные славяне, волжские и степные тюрки и проч.; романо-германского – поляки, финны, прибалты (пятое колесо в телеге); афро-азиатского (мусульмане Закавказья и Средней Азии); евреи. Здесь соседствовали несколько мировых религий. Пока было крепостное право, народы друг с другом не мешались, теперь с развитием капиталистических отношений национальная буржуазия каждого народа

( там, где она была) подкупила национальную интеллигенцию и начала борьбу за сферы влияния и рынки сбыта. Достаточно вспомнить польские восстания, партизанское движение в Прибалтике, бесконечное абречество на Кавказе, боевые дружины еврейской молодежи в южных городах.

В условиях войны противоречия обострились. Русское командование разыгрывало карту славянского братства (отсюда появление в русской армии чехословацких и югославских частей), немцы и австрийцы – польскую и украинскую (что привело к образованию Польши и началу гражданской войне на Украине). Стремление армян к национальной независимости повлекло геноцид в Турецкой Армении.

На Дону большинство казаков считало себя отдельным народом. Согласно последним генетическим исследованиям в северных районах Ростовской области, населенных преимущественно казаками (Боковский, Шолоховский, Верхнедонской районы), обнаружена генетическая близость казаков с восточнославянскими популяциями (южными русскими, русскими Центральных регионов России и украинцами). Обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев (5%). Сходства с народами Кавказа у казаков верхнего Дона не обнаружено. (Генетика, 2016, том 52, № 5, с. 595-606). На нижнем Дону казачество этнически было более пестрым, так как формировалось формально на территории Оттоманской империи. Им противостояли украиноязычные коренные крестьяне и русскоязычные иногородние. Впоследствии, после гражданской войны, среди эмигрантов-кубанцев (черноморцев) и части донцов утвердилось мнение, что имела место национально-освободительная война казаков (как особой нации) «против русских», причем «русские» из белого лагеря, «добровольцы», эту борьбу погубили, поскольку старались использовать ее в своих классовых, чуждых казакам целях.. Казачьи войска, по крайней мере, старейшее — Донское, имели опыт собственной своеобразной государственности, а особый порядок управления этот опыт подпитывал. С другой стороны, служивая верхушка выделилась из общей массы казачества только благодаря службе в российской армии, получению чинов и орденов и через это возведению во дворянство.

         В России, помимо классового противостояния, внутри титульной нации был мощный культурный раскол. «Образованное общество» (4% населения) считало своим царствием небесным Париж или Лондон. Народ на свою верхушку смотрел как на иностранцев. Попытки сгладить раскол (хождение в народ) лишь подчеркивали его наличие.

В условиях войны народ  и «общество» обвиняли друг друга во всех смертных грехах. Солдаты подозревали в измене всех немцев вплоть до царицы, титулованная элита все беды видела в мужике – Гришке Распутине.

На Дону более поздно сложившаяся, служивая по сути верхушка не была так оторвана от «низов казачества», как в целом по России, среди местной интеллигенции были сильны своеобразные казакоманские, почвеннические настроения.

 

Зимой 1916-1917 года ситуация на Дону была достаточно стабильной. На территории области стояли 6 Донских казачьих запасных полков, что гарантировало область от внутренних потрясений.

Как докладывала Ростовская полиция в октябре 1916 года, напряженная обстановка была лишь в городах (8% населения). «Настроение населения гг. Ростова и Нахичевани-на-Дону нервное, тревожное. Война затянулась, притупились нервы, нет бывшего энтузиазма. Как прежде зачастую приходилось слышать: «Смотрите, у нас в России война, а в Ростове ничего и не заметно», так в настоящее время всё чаще и чаще долетают до слуха невесёлые слова: «Надоела уже эта война». Общество устало. Животная мысль о насущном хлебе и дальнейшем существовании заглушает прежние порывы. Спекуляция и мародёрство коммерсантов, являющихся главным ядром населения гг. Ростова и Нахичевани-на-Дону, прогрессивно возрастают…

Тяжёлые условия, созданные войной, поставили в особенно невыгодное положение бедное городское население: рабочих, приказчиков, мелких чиновников…, в то время как сельским жителям является возможность, по личному усмотрению повышая цены на вырабатываемые ими хозяйственные продукты, на которые существует огромный спрос, улучшить своё материальное положение… Сравнивая прошедшие цены на продукты с теперешними ценами, должен заметить, что цены возросли на 200–300%...В связи с вопросом о продовольственной кампании и о снабжении населения необходимыми продуктами кадеты (либеральная партия конституционных демократов – А.В.) развивают сильную агитацию и организуют общественное мнение в том смысле, что досрочно созванная Государственная Дума должна выступить с декларацией к населению о том, что главными виновниками продовольственной неурядицы являются премьер-министр Штюрмер и министр земледелия граф Бобринский… Отношение к центральному правительству недоброжелательное, население приходит к одному заключению: правительство растерялось, не в силах разрубить Гордиев узел – продовольственный вопрос и не в состоянии выловить злостных спекулянтов… Отношение к Государственной Думе безразличное, заняты этим вопросом лишь единичные лица… Активная деятельность революционных партий в гг. Ростове и Нахичевани-на-Дону ни в чём не проявлялась».

Андрей Венков,

доктор исторических наук